Психотерапия и тайцзицюань.

December 17, 2017

Одна цель - поведенческие изменения. Спонтанное, креативное и адекватное реагирование на внешние воздействия.

Одна философская база. Гармония инь-ян, Дао, важнейшая роль когнитивной сферы.

Одна методическая концепция. Постоянные тренировки, освоение новой, эффективной философии. Упражнения на освоение новых навыков телесного и поведенческого реагирования.

Одни методы. Дыхательные упражнения, мышечная релаксация, медитативные практики, поведенческие упражнения, дидактические средства обучения.

 

Мне кажется, люди любят проводить аналогии и параллели. Нам нравится разбирать процессы на составные части, улавливать закономерности и подмечать такие же принципы в других явлениях.

Так вот, психотерапия и боевые искусства (БИ). Интуитивно, есть что-то близкое в этих двух глобальных историях. Попробуем копнуть чуть глубже.

С одной стороны, прикладной целью БИ является возможность как можно быстрее и с минимальными энергозатратами убить, или обездвижить противника. Цели, явно далекие от психотерапевтических. С другой стороны, если мы пойдем чуть дальше, то, что есть поединок? Это условные взаимоотношения двух людей, где основным каналом общения является не речь, а тело. Руки-ноги и прочие рабочие поверхности. Чтобы быть успешным в таком “взаимодействии”, бойцу необходимо быть  в спокойном состоянии, чтобы точно увидеть (или предвосхитить) движения оппонента. Чем ярче, необычнее и изобретательнее  (креативнее) будет его “ответ”, тем больше шансов на успех. А для подобных реакций нужно уметь действовать спонтанно, искренне, без внутренних и внешних зажимов, не терять самообладания, контролировать свой ум и тело…

Вот определение спонтанности Я. Морено (основателя психодрамы): «спонтанность — это адекватная реакция на новые условия или новая реакция на старые условия». Грета Лейтц пишет: “целью мореновской психотерапии не является ни простое высвобождение спонтанности, ни ее подавление. Ее цель скорее состоит в том, чтобы высвободить человеческую спонтанность и вместе с тем разумно интегрировать ее в целостную структуру жизнедеятельности человека.”

Вот цитата оттуда же про креативность: “Какое же отношение, однако, имеет к креативности психодрама? Морено разрабатывал ее прежде всего в качестве терапевтического средства для излечения неврозов креативности, то есть состояний, которые уже не позволяют человеку рационально-любовно и творчески относиться к окружающим его или имманентно присущим ему связям с бытием и вызывают у него стагнацию. Поэтому с самого начала лечения психодраматический метод направлен на повышение релевантной действительности активности пациента. Он нацелен на мобилизацию его спонтанности. Благодаря концентрированным интеракциям и обмену ролями он позволяет исполнителю роли постоянно расширять когнитивно-эмоциональное восприятие своих непосредственно важных жизненных связей. В результате появляются новые знания и представления, к которым впредь он может относиться творчески, сообразно со своим предыдущим развитием.”

 

А вот цитата Брюса Ли: “"Кунг-фу - специфическое искусство, а не просто физические упражнения. Это тонкое искусство выражения деятельности мозга посредством выполнения определённой техники. Сущность кунг - фу - это не предмет, который можно изучать, как науку, с помощью получения фактов и их анализа. Нет, понимание этого принципа происходит спонтанно, как озарение, возникающее в мозгу, освобожденном от каких - либо эмоций и желаний. Сущностью этого принципа кунг-фу является Дао - спонтанность всех явлений, происходящих во Вселенной".

 

И вновь философия Морено: “Исцеление отдельного человека вне связи с целым, то есть в самом широком смысле вне связи с космосом как творческим мировым процессом, является, по мнению Морено, таким же невозможным, как оживление на долгое время оторванной от дерева увядшей ветки. Свежая вода и искусственная подкормка могут, пожалуй, какое-то время поддерживать ее жизнь; неисцеленным, однако, остается ее отделение от ствола, корней и почвы, то есть отчужденность. По этой причине в мореновской картине мира космосу уделяется внимание не только с теоретических позиций — космические феномены, такие, как силы притяжения и отталкивания, действие, спонтанность и креативность, становятся предметом социометрического и психодраматического изучения и практики. Кроме того, креативный мировой процесс рассматривается как истинная ценность и истинный смысл человеческого бытия, человек — как cosmic man.”

А вот Дао Де Дзин “Дао рождает одно, одно рождает два, два рождают три, а три рождают все существа. Все существа носят в себе инь и ян, наполнены ци и образуют гармонию”.

Вот что пишет мой учитель тайцзицюань Р.А. Романов: “Мир похож на великий безмен или маятник. «Раскачиваясь» от дня к ночи, от жары к холоду, от лета к зиме, он постоянно меняется. В постоянстве изменений есть некая точка покоя, «стержень» маятника, некая «уменьшающаяся» точка, предел, уходящий в бесконечность. Некая точка равновесия, покой внутри урагана. Древнекитайская мысль назвала ее Великим пределом – тайцзи. «В мире огромное разнообразие вещей, но все они возвращаются к своему началу. Возвращение к началу называется покоем, а покой называется возвращением к сущности». Без преувеличения можно сказать, что вся дальневосточная культура основана на принципах поиска равновесия противоборствующих начал инь – ян и внутреннего покоя. Через переживание состояния внутреннего покоя человек обретает гармонию, возвращается к своей изначальной сущности.

Тайцзицюань (расширенный перевод – «рукопашный бой, основанный на законе Великого предела»), как часть китайской культуры, не является исключением. Один из центральных его принципов – это «покой в движении и движение в покое». Поскольку тайцзицюань – это боевое искусство и предполагает противодействие с противником, а бой – это стремительное действие с непредсказуемым результатом, экстремальная ситуация, то воплотить в нем принцип покоя представляется чрезвычайно трудной задачей. Но именно этим нам и интересен тайцзицюань. Интересен как разрешение некой модели конфликта способ объединения противоборствующих начал в одно целое, где сутью является не усиление противоборства, а выравнивание конфликтующих начал инь – ян. По большому счету боевое искусство для нас – это не только средство самозащиты (что само по себе уже ценно), это скорее способ находить точку покоя в конфликте. Человек сам себя тратит на войну. На войну с самим собой, с родственниками, коллегами. «Существо полное сил стареет – это называется нарушением дао, кто дао не соблюдает, тот погибает раньше времени». Современный человек почти все время пребывает в состоянии конфликта, поэтому ему совершенно необходимо умение находить точку покоя в бушующем мире, воспитать в себе тайцзи.”

Наверное, одной из максимально философски наполненных направлений в психотерапии является когнитивно-поведенческая терапия и, в особенности, рационально-эмотивно-поведенческая терапия Альберта Эллиса. Вот, что пишет основатель РЭПТ Альберт Эллис о философской составляющей «…во время этого периода экспериментирования (начало 50-х г.г.) я обратился к трудам по философии, в надежде, что это поможет мне найти эффективную и действенную форму психотерапии. Тогда, на мои мысли наибольшее внимание оказали труды греческих и римских стоиков (таких как Эпикур, Эпиктет и Марк Аврелий). Они подчеркивали первостепенное значение философских причин психологических нарушений…. И развенчивали влияние психоаналитических и психодинамических факторов. Этого взгляда придерживались и некоторые древневосточные философы, особенно Конфуций, Лао-Цзы и Будда Гаутама. По сути, эти философы, утверждавшие, что людей расстраивают не события как таковые, но их мнение об этих событиях, и стали основателями РЭПТ, и такой подход (а следом мои инновационные формулы) остается в центре когнитивно-поведенческих направлений в психотерапии настоящего времени».

Как когнитивно-поведенческая терапия не может существовать без философской составляющей, без работы по изменению внутренних (иррациональных и дисфункциональных убеждений), так и БИ не будут поняты без глубокого осознания базовых принципов инь-ян, Дао и стремления к гармонии как конечной цели.

Как это может применить в практической плоскости? Мы помним, что конечной целью психотерапии всегда являются изменения в поведении. И. Ялом напоминает нам слова А. Велиса "Терапия может быть причиной личностного изменения лишь постольку, поскольку она приводит пациента к принятию нового способа поведения. Реальное изменение, не связанное с действием, практически и теоретически невозможно" и объясняет их: “Мысль сама по себе и вне связи с другими явлениями не имеет внешних последствий, хотя может быть совершенно необходимой увертюрой к действию: человек может, например, планировать, репетировать действие или набираться решимости для него. Действие выводит человека за его пределы; оно включает в себя взаимодействие с окружающим человека физическим или межличностным миром. Оно не обязательно влечет за собой заметное или хотя бы только наблюдаемое движение. Легкий жест по отношению к другому или взгляд на него может быть действием, имеющим важный смысл.”

Также и для БИ при всей важности и первенстве мыслительных изменений и внутренней работы, формальным показателем изменений будут только конкретные двигательные навыки и способности применить технику в реальном противостоянии. Вот, что писал Ма Хун (в переводе Р. Романова) “Боевое применение (цзицзи) – это душа ушу. Традиционный тайцзицюань – не исключение. Хотя внутреннее содержание тайцзицюань чрезвычайно богато, а занятия им  полезны для здоровья, все же его суть выражается в боевом применении, которое зиждется на взаимной поддержке инь и ян. Если из движений тайцзицюань убрать боевую составляющую, то это будет не истинный тайцзицюань. Поэтому если форма тайцзицюань не предполагает боевого применения, то это не цельная форма; если носитель традиции тайцзицюань не говорит о боевом применении, то он не тот за кого себя выдает.”

В когнитивно-поведенческой терапии уделяется большое внимание обучению новым навыками. Как телесным, так и поведенческим. Терапевты давно использую техники мышечной релаксации и диафрагмального дыхания. Во всю применяются медитативные упражнения. Все это делается, чтобы выработать новый навык осознанности, повысить уровень принятия, научить занимать метапозицию. Тело должно научиться расслаблению, тонус парасимпатической нервной системы должен начать превалировать над симпатикой, ум должен научиться контролировать себя и быть в состоянии оценивать себя и события по-новому.

Но есть проблема. Проблема, конечно в нас. Люди бесконечно ленивы и лишь немногие в состоянии заниматься постоянно, целенаправленно и качественно.

К тому же, терапевты, не особенно могут выделять время для подобных тренировок на своих занятиях.

Это работает в условиях стационара, но при индивидуальных занятиях - только очень малая часть клиентов выполняет необходимый набор упражнений.

Да, и в БИ такая же картина. Не все, как Брюс Ли, готовы бегать в день по 10 км, отжиматься по 500 раз, качать пресс по часу и т.п. А дело-то серьезное! Как говорил Чень Чжаокуй (перевод Р.А.Романова) “Мое ушу - это страдание до седьмого пота”, “За учение обязательно нужно платить энергией и временем, должна быть трудность”.

Так, или иначе, что практикуя БИ, что находясь на пути личностных изменений, мы, вслед за Альбертом Эллисом, говорящем о необходимых инсайтах для качественных изменений, должны помнить, что только ежедневная работа, постоянное повторение упражнений и непрерывное формирование новой философии способны привести нас к настоящим переменам.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты
Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2016 Сергей Падве